Жизнь

«Предлагали оставить на работе, чтобы я доносил на сотрудников». Новые подробности дела бывших руководителей УГАДН

06.03.2018 Karelion 202 https://karelion.ru/13075/

В Петрозаводском городском суде продолжается рассмотрение уголовного дела в отношении бывшего руководителя регионального УГАДН Рафаила Галикеева и его подчиненного (начальника отдела) Евгения Шелковникова. Одного обвиняют в превышении должностных полномочий с применением насилия в отношении подчиненного и хищении денег управления, другого — только в превышении, но в отношении большего количества человек.

У Галикеева появился уже третий адвокат. Впрочем, они с Шелковниковым защищают свои интересы похлеще любых адвокатов. Во всяком случае, потерпевших подсудимые допрашивают так долго и с таким напором, что не каждый нормальный человек выдержит.

Мужчину, которого, по версии следствия, Галикеев и Шелковников били вместе, уже допросили. На это ушло пять судебных заседаний. Сейчас в таком же режиме допрашивают бывшего сотрудника УГАДН, которого, предполагают стражи порядка, Шелковников бил один.

По словам потерпевшего, все произошло 26 октября 2016 года. Тогда Шелковников приехал на пост весового контроля на 421-м км автодороги «Кола» в Прионежском районе в компании с начальником отдела автотранспортного и автодорожного надзора Денисом Краснопевцевым. На часах было около шести часов утра. Мужчины пригласили одного из инспекторов в служебное помещение.

 — Я зашел. Шелковников закрыл за мной дверь. После этого Краснопевцев задал вопрос, знаю ли я, зачем они сюда приехали. Я ответил, что нет. После этого Шелковников нанес мне удар и в нецензурных выражениях сказал, что я все знаю, — рассказал потерпевший.

По данным следствия, Шелковников был возмущен написанной на него и Краснопевцева кем-то жалобой, в которой сообщалось о причастности начальников к получению незаконного дохода от работы грузового эвакуатора.

 — Удар пришелся через ухо в голову, по касательной, — пояснял потерпевший. — Я пытался уворачиваться от удара, но полностью увернуться мне не удалось.

— В какую часть уха? — требовал конкретики Шелковников. — Расположение уха на вашей голове с 26 октября 2016 года изменилось?

Подсудимый просто немыслимое количество раз поинтересовался у потерпевшего траекторией удара, точным местом попадания кулака, расположением вещей в комнате в тот момент, когда его якобы били, и расположением людей. В результате выяснилось, что на фототаблице со следственного эксперимента, которая имеется в деле, у манекена не совсем верно расположена голова. Объяснения потерпевшего, который пояснил, что у него всего две руки, поэтому невозможно было, держа манекен, и показывая удар, еще и придерживать манекену голову, подсудимого не удовлетворили. Не смог Шелковников добиться и внятного объяснения тому, почему на схемах, изображавших событие, он нарисован не сзади, откуда, по словам потерпевшего, наносился удар, а сбоку.

— Вы видели удар? — уточнил у потерпевшего подсудимый.
 — Я видел момент замаха.
 — Сам удар видели?
 — Сам удар не видел. Удар происходит за доли секунды. И времени разглядывать кулак просто физически нет.
 — Вы кричали что-нибудь? — продолжал Шелковников.
 — Нет.
 — Потому что вам не было больно?
 — Мне было больно, но я не кричал.
 — Вы терпели?
 — Да.

Оказывается, после того, как начальник якобы ударил инспектора, тот вышел из помещения, где все это происходило, и поспешил оказаться там, где есть камеры. По всей видимости, на видеозаписи потерпевший никак не обозначает место, в которое ему пришелся удар, поскольку Галикеев в какой-то момент тоже начал выяснять:
 — Почему вы не держались за то место, которое у вас болело? Оно у вас не болело?
 — Было не до того, — отбивался потерпевший.

Подсудимых почему-то очень заботит наличие у потерпевшего боли от удара, словно удары от которых не болит, не считаются.

Угрозы

— Почему вы не кричали? Вы хотели скрыть этот факт нанесения? Ведь охранник был, — поинтересовался у потерпевшего Рафаил Галикеев.
— Я был ошарашен происходящим и не мог сориентироваться так быстро.

Оба сотрудника УГАДН, на которых, по версии следствия, начальники поднимали руки, не звали на помощь в момент нанесения им ударов, не кричали на весь пост или управление и не писали заявлений в полицию.

— Почему вы не обращались в правоохранительные органы по факту применения к вам насилия? — поинтересовался у бывшего подчиненного Шелковников.
— Краснопевцев мне пояснил, чтобы я не вздумал никуда обращаться, — пояснил мужчина.
— Он вам угрожал?
— Да.
— Это вы восприняли как угрозу? — не без раздражения продолжал допрос подсудимый.
— Я воспринял как угрозу. Мне было сказано, что если с моей стороны будут какие-то попытки, то Краснопевцевым будет предпринято все, чтобы я не нашел себе нормальную работу. Что мое слово против его слова — бывшего прокурорского работника — ничего весить и значить не будет…

Тут же выяснилось, что сам Шелковников после инцидента требовал от инспектора не молчания, а увольнения.
 — Это все, что я вам сказал? — поинтересовался подсудимый. И, видимо, лучше бы не интересовался, потому что бывший подчиненный взял да и рассказал:
 — Нет. Вы предлагали меня оставить на работе, чтобы я доносил на сотрудников поста весового контроля. Я отказался.

В результате потерпевший написал заявление об увольнении по собственному желанию. Говорит, «не хотел испытывать судьбу», потому как ему прямо говорили о том — либо сам, либо найдем, за что уволить по статье.

Примечательно, что довольно много вопросов касались того, каким начальником был Шелковников (увеличилась ли при нем производительность работы, появилась ли новая форма) и в качестве кого 26 октября 2016 года он приезжал на пост весового контроля. Галикеев просто замучил потерпевшего вопросами о том, были ли фамилии Шелковникова и Краснопевцева в этот день в рабочем графике, в форме ли они были, в рабочее ли время, на рабочей ли машине, и как разговаривали с другими инспекторами — как начальники с подчиненными или просто разговаривали. Мысль Галикеева и цель понятны: доказать, что если что-то и было, то это «что-то» происходило не во время исполнения Шелковниковым своих профессиональных обязанностей. А это уже совсем другая статья.


Расскажите друзьям!



Все события